Римские записки: к стопам апостола Петра

Татьяна Теточко

Мы публикуем продолжение рассказа активиста ПМД74 Ольги Коробицыной об ее трехдневном путешествии в Рим. О первом дне можно почитать здесь. А сегодня у нас день второй…

Рим. День 2.

На следующий день собор апостола Петра встретил нас огромной очередью вдоль ограждения. Стоять предстояло часа два… Моя коллега, у которой были планы пройти по магазинам, очевидно занервничала. Чтобы не терять время, решили пофотографироваться. Тем временем появилась Ирина, наш экскурсовод на сегодня, как раз и рекомендованная нам оптинским иеромонахом.

Рим

Собор Святого Петра, обелиск на площади и колоннада.

Она подошла к полицейским, охранявшим вход за заграждение, она указала на нас, уверенно пояснив: «Рellegrini!» (ит.: «паломники!»). Полицейские хотели было поспорить, но Ирина еще более категорично им возразила: «tre!» (ит: трое). Тогда те в замешательстве кивнули, и мы оказались за заграждением, миновав огромную очередь.

Дело в том, как нам объяснили, что в этом году в Ватикане Святой год, когда Папа Римский открывает в соборах Ватикана, так называемые святые двери. Через них и стремятся пройти католические паломники. Это событие происходит один раз в семь лет, поэтому сейчас в Риме огромное количество паломников.

Мы попали на площадь, которую украшал высокий обелиск. Очень похожий на наши послевоенные, только выше и на его вершине виднелся крест. Обелиском отмечено место казни апостола Петра… И в него встроена частица Животворящего Креста Господня. Именно здесь стоял крест, на котором был распят и предал свою душу Господу апостол. Люди шли мимо, но уходить почему-то не хотелось. Что-то дрогнуло внутри… Насколько преданным был этот человек… Вот, реально здесь он стоял. Может быть, ветер также трепал его волосы, как сейчас наши… Но нужно было идти дальше.

Стали подниматься по широчайшей лестнице к собору, вблизи он стал огромен, закрыл полнеба. На крыше собора – фигуры апостолов. Собор построен на бывшем кладбище гладиаторов. Здесь же, среди прочих, был положен и апостол Петр, рядом со своим местом казни. Над ним – могильная плита с его именем, мощи апостола и ныне пребывают под ней.

Рим

Могила апостола Петра.

В течение трехсот лет после смерти апостола Петра, пока в Риме продолжались гонения на христиан, под страхом смерти они тайно посещали место его захоронения. Поток паломников никогда не иссякал. Так предание сохранило место упокоения ближайшего ученика Христова. В 306 году н.э. император Константин, придя к власти, провозгласил свободу исповедания Христианской веры и начал строить храмы. Этот храм был построен первым, вслед за ним – храм над могилой апостола Павла. Так что это тот необычный случай, когда не мощи переносят в собор, а собор строится над мощами, как бы вокруг святого.

Взойдя по ступеням, мы, к некоторому огорчению моей коллеги, не пошли в святые двери, куда направлялись все паломники, а опять проникли за какое-то боковое ограждение. Заглянув вперед и увидев, что препятствий нет, Ирина махнула нам рукой, и мы двинулись по узкому ходу вправо и вниз. «А мы с вами пройдем к могиле апостола Петра – это важнее», — услышали мы.

Рим

Бронзовая статуя святого Петра.

Дело в том, что католики обычно не прикладываются к святым мощам. Поэтому в настоящее время католических паломников к самой могильной плите не такое большое количество. Однако, люди здесь тоже были, правда, значительно меньше. Мы спускались под землю, под собор. Проход был не широкий, но светлый и благоукрашенный. За дверью встречала скульптура сидящего апостола Петра в человеческий рост. Правая его сандалия блестела более всего; и я тоже не удержалась приложиться к стопам апостола. Что-то родное в этот момент коснулось сердца. К могиле еще предстояло идти. Вдоль коридора стояло множество саркофагов, на крышках – изображения как бы уснувших фигур Римских Пап в полном облачении. Это могилы. Сколько их тут – десять? двадцать? Паломники идут в полной тишине. Звучит как будто бы тихая классическая музыка, догадываюсь, что это, наверное, отрывки из католического богослужения. В голове само собой кружится: «Святый апостоле Петре, моли Бога о нас…»

В молчании Ирина выводит нас на середину П-образного коридора. Здесь стоят люди. Человек десять. Смотрят все в одном направлении. Кто-то молится. Наша провожатая указала рукой за стекло – могила апостола Петра. Сама могила недоступна касанию. Только взгляду. Большая часть стены замещена стеклом. В глубине, метрах, наверное, в пяти от стекла – икона Спасителя, похожая на икону Синайского Спаса, как мне показалось, а перед ней – неугасимая лампада. Тишина. Сколько мы стояли, не могу сказать. Здесь не было времени. Ощущалось как будто бы вертикальное проваливание в глубину, мимолетное прикосновение к событиям, происходившим здесь две тысячи лет назад с человеком, который прикасался к Господу, слышал Его слова, отдал за Него свою жизнь… И ведь нам это всё доступно тоже. Две тысячи лет прошло. А ничего не изменилось…

Пьета

Микеланджело. «Пьета» («Оплакивание Христа»).

Пришла пора подниматься наверх, в собор. По богатству он, наверное, напоминает Исаакиевский собор в Санкт-Петербурге, может быть даже более пышный. Лучшие художники, скульпторы и архитекторы мира стремились оставить здесь свой след, послужить Истине. Здесь, недалеко от выхода, скульптура Микеланджело «Оплакивание Христа». Пресвятая Богородица держит на руках снятого с креста Господа. Матерь Божия изображена совсем юной, — так скульптор хотел подчеркнуть её чистоту. Под сводами собора начертаны фразы из Евангелия об апостоле Петре. Под центральным куполом: «и Я говорю тебе: ты – Пётр, и на сём камне Я создам Церковь мою, и врата ада не одолеют её» (Мф 16, 18). И еще: «И дам тебе ключи Царства Небесного: и что свяжешь на земле, то будет связано на небесах, и что разрешишь на земле, то будет разрешено на небесах.» (Мф 16, 19) и прочее.

Рим

Картина над мощами святителя Григория Двоеслова

Собор также хранит мощи апостола Симона Зилота, апостола Левия Фаддея, святителя Григория Двоеслова, Папы Римского. Папа Григорий являлся предстоятелем христианской церкви еще до разделения ее на католическую и православную. С мощами святителя Григория Двоеслова связан интересный случай. На стене апсиды с его мощами изображен эпизод, когда он извлекает кровь из плата, который лежал на мощах святого, таким образом, свидетельствуя о почитании мощей, о том, что всё даже прикасающееся к святыне – освящается.

Мы вышли из собора. Я оглянулась: на храм опускался закат — лёгкое смешение розового и голубого. Ирина, заметив мой взгляд, сказала: «Знаете почему в древних византийских мозаиках всегда присутствуют розовый и голубой цвета? Это цвета римского заката. Такой он только в Риме». Да, подумала я, только в Риме.

Рим

Рим. Вид на базилику святого Петра

Текст: Ольга Коробицына.
Фотографии из архива Ольги Коробицыной, а также из открытых источников.

Продолжение следует…

Добавьте свой комментарий

Просьба соблюдать правила уважительного тона. Ссылки на другие источники, копипасты (большие скопированные тексты), провокационные, оскорбительные и анонимные комментарии могут быть удалены.