Артем Перлик: памяти великого поэта, о возрастании веры и смысле истинного искусства 

Татьяна Колодяжная

Читатели нашего портала всегда живо реагируют на искренние, насыщенные яркими образами и мудростью тексты нашего постоянного автора — публициста Артема Перлика. Помимо эссе, Артем иногда принимает участие в телепередачах. Предлагаем вам посмотреть его выступление в передаче «Благовест» на одном из каналов Донбасса (7:12 по 11:08).

Пушкин

О. Кипренский. Портрет Пушкина А.С. (фрагмент). 1828 г.

Не так давно, 6 июня, у нас был праздник: день русского языка и память Пушкина — прекрасного удивительного поэта, который для многих людей ассоциируется с русской культурой. И это, в общем-то, правильно. Один известный сербский старец, Фаддей Витовницкий, говорил удивительную вещь. Он утверждал, что если бы он оглянулся на ту веру, которую он имел еще юношей, по сравнению с той верой, которую он имеет как старец и подвижник, то его юношеская вера была бы почти неверием (хотя он верил и тогда). Эти слова говорят о том, что вера в душе каждого человека растет. И растет она не от умножения знаний, но иначе.

Может быть, кто-то из вас помнит слова Паскаля, когда он советовал своему другу умножать веру не увеличением доказательств, а уменьшением грехов. И это правильно. Дело в том, что вера, по мысли Святых отцов, это присутствие Бога в человеке. И чем больше это присутствие, тем больше вера. Поэтому неудивительно, что Пушкин начала, середины и конца своего пути — это разный поэт.

Если юный Пушкин позволяет себе вольности в отношении религии, то Пушкин зрелый — это человек, который не так уже часто обращается к православной тематике, но в своем творчестве он являет этот мир православно. В том смысле, что он показывает, что христианство — это единственно правильный взгляд на мир, который охватывает все бытие целиком. Не частями, не кусочками, но целиком и полностью! Только в христианстве мы можем понять все: и почему собака похожа на своего хозяина; и почему кошка убегает от пьяницы и идет к любящей маме; и почему у добрых такие светлые лица, а на злых так страшно смотреть — только в христианстве мы можем все это понять.

И Пушкин — он христианин в своем творчестве не просто потому, что он иногда пишет о храмах или о монахах, или перелагает молитвы в стихотворный размер, нет. Он христианин, потому что он являет этот мир как христианскую красоту. Необыкновенную красоту Господню, где Господь лучится из каждой клеточки мироздания. Пушкин понимает, что искусство должно не просто служить каким-либо идеалам — народным, государственным, социальным или каким-то еще, вовсе нет. Но искусство — тот Божий дар, с помощью которого человек умножает свет на Земле. Поэтому оно имеет онтологическое значение, а не прикладное, и даже не просто нравственное. Хотя, чем человек нравственнее, тем выше и светлее то, что он создает.

Мне хочется вспомнить другого классика — ирландской литературы XX века, и завершить наш разговор его стихотворением. потому что оно во многом отражает и то мироощущение, которое имел Пушкин.

Итак:

Все, что на свете грустно, убого и безобразно:

Ребенка плач у дороги, тележный скрип за мостом,

Усталая пахаря поступь и тучи осени грязной —

Искажает твой образ, цветущий в сердце моем.

Как много зла и печали! Я заново все перестрою —

И на холме одиноко прилягу весенним днем,

Чтоб стали земля и небо шкатулкою золотою

Для грез о прекрасной розе, цветущей в сердце моем.

(Йетс Уильям Батлер, «Влюбленный рассказывает о розе, цветущей в его сердце). 

Артем Перлик

Добавьте свой комментарий

Просьба соблюдать правила уважительного тона. Ссылки на другие источники, копипасты (большие скопированные тексты), провокационные, оскорбительные и анонимные комментарии могут быть удалены.