Слово о Петре Аркадьевиче Столыпине

Кирилл Белоусов

Петр СтолыпинВ последнее время вновь стало актуальным обсуждение деятельности и личности Петра Аркадьевича Столыпина, который в качестве министра внутренних дел и премьера приложил все силы к тому, чтобы спасти Россию от революционной катастрофы. Весьма яркий образ Столыпина мы можем увидеть и в исторических художественно-документальных произведениях — например в «Красном колесе» Александра Исаевича Солженицына.

Столыпин стал основоположником консервативной идеологии в политике России. Петр Аркадьевич показал обществу пример того, что политика может быть нравственной, сумел популяризовать ее через обращение к христианским цивилизационным истокам России.

Также интересно, что Столыпин был сторонником расширения местного самоуправления через систему земской демократии, ставшей традиционной для нашей страны еще до формирования всеобщего партийного разобщения. Сегодня в патриотических кругах его часто пытаются поставить в тень Николая II, преувеличивая роль Императора во внутренней политике.

Хотя, во многом, только Петр Аркадьевич смог добиться дерадикализации российского парламентаризма (пусть и сошедшей на нет из-за политического кризиса после его смерти), провести жизненно важные реформы, победив первую русскую революцию. Благодаря ему Император стал к началу Первой мировой войны общенациональным лидером, при всей своей политической неустойчивости и косности его взаимодействия с нейтральными по отношению к режиму слоями общества, которые могли бы спасти государство от сползания в пропасть.

Осуществлением правосудия в адрес приблизительно трех тысяч террористов была остановлена революция, направленная против цивилизационной сути России. В 1905-1907 годах она еще оказалась неприемлемой для большинства населения. К примеру, в Челябинске в самые активные периоды она ограничивалась еврейскими погромами и брожениями, осуществляемыми маргинальными элементами. До сих пор ему ставят применение высшей меры наказания через систему военно-полевых судов в укор —  но подумайте сами, сколько жизней он спас строгим, но справедливым законом о военно-полевых судах против революционных террористов? Между прочим, в два года Первой русской революции сам Царь практически не показывался народу в виду огромной террористической угрозы.

После победы над бунтовщиками Столыпин инициировал свои знаменитые проекты реформ, которые ему удалось претворить в жизни вопреки демагогии первых русских дум, которые стремились к радикальному демонтажу режима и экстремистскому уклону всей государственной политики влево, то есть сохранению крестьянской общины, уничтожению сельскохозяйственной частной инициативы, черному переделу помещичьей земли, уничтожению хотя бы относительно сдерживающей общественные противоречия монархии.

Петр Аркадьевич сумел побудить почти половину частных крестьянских хозяйств к регистрации прав собственности на землю (6 миллионов из 13,5 миллионов на начало февральской революции), остановить волнения против правительства и помещиков в сельской местности. Более 10% крестьян покинули общины. 31% надельных земель был закреплен как частная собственность. При посредстве Крестьянского банка ( в его премьерство) под кредиты с минимальными процентами крестьяне приобрели еще 8% пригодных для обработки земель. К концу же 1916 года около 90% земель стали частными крестьянскими. Все эти данные можно проверить по сельскохозяйственной переписи этого года. Комментарии к этой статистике успехов в стабилизации государства, думаю, излишни: класс собственников должен был стать опорой российского государства. Тем более, что за это время в Сибирь безвозвратно переселились три миллиона крестьян-передовиков, и вскоре многим из них удалось механизировать хозяйства и электрифицировать свои поселения.

Челябинский переселенческий пункт

В стране также появилась вменяемая национальная политика. Со стороны Петра Аркадьевича делались попытки по уравниванию всех народов России в своих правах (в том числе и евреев, которых необходимо было отвратить от участия в антигосударственных действиях), но они были блокированы императорским окружением, несмотря на то, что основной движущей политической силой становились конструктивно настроенные центристы-октябристы и русские националисты. Подчеркну, с Третьей Думой уже можно было работать. Помимо всего прочего, опыт деполитизированного и беспартийного земства распространялся и на западные губернии страны. Таким образом заканчивалось засилье польской аристократии на западнославянских землях. За ускорение этого процесса премьер и поплатился своей карьерой, которой всегда завидовали ретрограды из Государственного совета. Левым радикалам удалось подготовить его отставку, воспользовавшись охлаждением Царя к своему премьер-министру. Народные избранники тогда аппелировали к тому, что Столыпин своими бесконтрольными реформами и законотворчеством оскорбляет Его Величество (хотя подлинные оскорбления были в ходу скорее у самих парламентариев — и причем ежедневно). Отставке помешала только смерть Петра Аркадьевича.

Убийство Столыпина террористом Багровым

К слову, судя по внешнеполитическим достижениям Столыпина в решении боснийского кризиса (смягчении последствий от аннексии Австрией славянских земель в 1908 году) мы можем сказать, что он был готов предотвратить грандиозную европейскую войну, расположив Германию к миру своей продуманной политикой, либо сохранив до подходящего времени Россию нейтральной — зачем немцам воевать на два фронта?.. У России к 1914 году накопились на это силы. Но у Императора не было возможности принять этот курс из-за возрастающей германофобии и популистских панславянистских настроений, несмотря на то, что у него были в свое время неплохие отношения с Кайзером. До самого начала войны он не верил в ее возможность, но, тем не менее, не умел и противодействовать действиям британцев и французов по втягиванию нашей страны в бесполезную войну.

Отмечу, что единственно возможный ее приз — проливы Турции нам не достались бы из-за традиционного консенсуса западноевропейских стран против экспансии России на Балканы. И, к большому сожалению, после смерти Столыпина Россия вновь вернулась к засилью леворадикальных элементов в политике и потеряла свои самобытные политические институты, свою надвигающуюся победу в Мировой войне, а, в конце концов, суверенитет и государственность. Война разобщила общество, послужив преградой для насущных реформ, а страна пришла к двоевластию Временного правительства и преступной власти советов.

Кирилл Белоусов

P.S. В заключение хотелось бы подчеркнуть, что в последние годы в нашей стране возрастает интерес к политическому наследию Столыпина. На уральской земле одним из признаков этой тенденции служит прошедший 9 ноября в ЮУрГУ Столыпинский научный форум, а также открытие памятника Петру Аркадьевичу — на площади перед Органным залом. Отрадно, что организаторы этих мероприятий признают ключевую роль политика в государственных мерах по освоению Южного Урала.

P.P.S. Прошу Вас прокомментировать этот материал и поучаствовать в опросе об оценке деятельности Столыпина.

Добавьте свой комментарий

Просьба соблюдать правила уважительного тона. Ссылки на другие источники, копипасты (большие скопированные тексты), провокационные, оскорбительные и анонимные комментарии могут быть удалены.