Семейное чтение. «Непридуманные рассказы» священника Валентина Бирюкова

Кирилл Белоусов

Редакция портала ПМД74 продолжает публиковать материалы в подразделе семейного (громкого) чтения в разделе “Книжное обозрение”. Этот проект курирует друг нашего портала заведующая челябинской детской библиотекой №7 Людмила Игоревна Есикова. Книги, с которыми мы знакомим вас, можно получить в библиотеке по адресу ул.Машиностроителей 42. Сегодня мы представляем вам православного писателя священника Валентина Бирюкова. 

Протоиерей Валентин — старейший священник Новосибирской епархии Русской Православной Церкви. Родился Валентин Яковлевич 4 июля 1922 года в селе Колыванском Павловского района Алтайского края в глубоко верующей семье.

Когда началась Великая Отечественная война, Валентин со своими сверстниками был отправлен в Омск для обучения на артиллерийских курсах. После их окончания, его отправляют на оборону Ленинграда.

После войны Валентин Яковлевич вернулся в Томскую область, жил в городе Колпашево, который был центром Нарымского округа в 1932-1944 годах. В 1960-е годы Валентин Бирюков пел на клиросе в томском храме.

Отец Валентин служил в старейшем храме Новосибирской епархии — во имя Святителя Николая Чудотворца, расположенном в селе Новолуговое. Проповедовал Слово Божие в приходах Колывани, Чулыма и Бердска Новосибирской области. В настоящее время протоиерей Валентин Бирюков — заштатный священник Новосибирской епархии.

Многим полюбилась его книга «На земле мы только учимся жить». Архимандрит Алексий (Поликарпов) отозвался о ней так: «В бесхитростных, на первый взгляд, историях угадывается простота чистого сердца, не умеющего сомневаться в благости Божией, всем существом защищающего «любовь небесную».

Бирюков В., протоиерей. На земле мы только учимся жить: Непридуманные рассказы. — М.: Даниловский благовестник, 2004. — 136 с.

 

Уроки отца Пимена

Незабываемой стала встреча с иеромонахом Пименом, который служил в г. Алейске Алтайского края после долгих лет ссылки на Колыму.
Услышал я о нем в декабре 1965 года от женщины, которую встретил в Барнауле, в доме у Клавдии Устюжаниной, к которой я приезжал узнать о случившемся с ней чуде исцеления. Женщина та была знакомой Клавдии, запросто пришла к ней и, перекрестившись, сразу поделилась радостью:
— Клавочка! У какого батюшки я побывала! Он мне два таких греха облегчил…
Спросил я у нее адрес этого священника, да прямо и поехал к о. Пимену в Алейск. Я сам тогда еще не был священником — пел в церковном хоре в селе Тогур.
На станции в справочной еще спросил, когда пойдет поезд на Барнаул. Оказалось, через три часа. Ну, думаю, слава Богу, времени хватит. Пришел к нему на квартиру. Выходит келейница батюшки, Мария Яковлевна, старушка-монашка.
— Батюшка, гость к нам приехал…
— Знаю, матушка, знаю, — отвечает он.
Смотрю — идет худенький священник, лет пятидесяти, бородка наполовину седая. Подходит ко мне, снимает пальто, берет меня под локоток:
— Пойдем. Будем водосвятный молебен служить. Сейчас мать приедет, у нее сын Анатолий как пришел из армии, так два месяца в больнице пролежал. Но не помогла ему больница ничем. Святой водички ему надо.
А сам готовит все для молебна: ставит на стол водо-святную чашу, кладет требник, кропило, свечи, надевает епитрахиль и крест — стоит, ждет. Ну, я думал — они уже договоренные с той женщиной, которую мы ждали. Наконец, она приходит.
— Батюшка! Можно вас попросить…
— Ну, давай, давай, мать, раздевайся, бидон давай сюда…
Вода уже налита, все приготовлено.
— Благословен Бог наш…— начал батюшка. Я помогал ему петь.
Сотворили водосвятный молебен. Отец Пимен сам попил святой водички, мне дал, пришедшей к нему женщине в бидон вылил воду.
— Батюшка! Когда еще приходить?
— Никогда! Сын твой духовно больной, но сейчас ему уже получше. Пусть по ложечке или по пол стаканчика святой водички пьет натощак, молитвы читает — вот и поправится. Будет работать, хорошая работа у него будет, он у тебя молодец.
— Да, он хороший сынок… Батюшка, спаси Господи! -кланяется ему женщина…
Пошел отец Пимен в свою комнатку требник класть. Маленькая такая комнатка — спальная, он в ней и молился по ночам. Как келейка она у него была.
Я же — за той женщиной. Спрашиваю:
— Вы уже были сегодня у батюшки?
— Нет. Никогда прежде не была! В первый раз пришла.
Я сразу понял: правду говорили мне, что он прозорливец, иеромонах Пимен. Только скорей, скорей отхожу от той женщины. Думаю: сейчас батюшка меня увидит, неудобно будет, что такой я любопытный. Тут батюшка идет, сразу ко мне:
— Ну вот, теперь будешь знать…
Я покраснел до пяток. Как он узнал, что я полюбопытствовал у этой женщины?..
— Ну, ничего, пойдем…
В горницу зашли, где совершали молебен.
— Батюшка, обед готов, — говорит матушка Мария Яковлевна.
— Приглашайте гостя!
Помолились мы, сели за стол. Я хоть и не хотел есть (не так давно обедал), хлебнул супа — и так он мне понравился. Вкусный-превкусный! Начал есть быстро, по-солдатски, а сам думаю: «Какой вкусный суп!»
А батюшка мне и говорит на ухо:
— Да вот потому и вкусный, что матушка Мария Яковлевна готовит. Она — монашка, все монашеские правила вычитывает. И все с молитвою делает — зажигает огонек лампадки, от лампадки печку зажигает, печка-то своя, дровами топят. Вот она чистит картошечку — «Господи, благослови!» Все крестит. Крупы сыплет ли, капусту ли кладет, морковочку, свеклу, водичку льет, — все крестит, все с молитвочкой. Она без молитвы не живет. Вот поэтому и вкусный суп.
Я только на него посмотрел и думаю: «Как он жил, что мои мысли знает ?» Он мне сразу отвечает:
— А вот сейчас покушаем — я и расскажу, как я жил. Ох ты, Господи! Опять я попался! Я тогда понял, что он вправду прозорливый. Видит меня насквозь. Мысли знает. Это какую духовную силу надо! Я тогда прошу мысленно: «Господи! Дай мне хорошие мысли» — а сам ложкой работаю. Он мне прямо тут же и говорит:
— Вот-вот! Проси Господа, чтобы Он даровал тебе хорошие мысли.
Боже мой! Я испугался. Мне неудобно уже смотреть на батюшку. Пододвигаю второе — гречневая каша была — уписываю кашу, и уже не смотрю, а только думаю: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя, грешного!» И слышу над ухом:
— Вот-вот, всегда Иисусову молитву читай. Монахи не разговаривают ни о чем — только Иисусову молитву читают.
Так и ты. И враг уже не влезет в душу, потому что там Бог работает Духом Своим.
Боже мой! Я уже не могу. Чувствую — так покраснел, что даже нос у меня красный. Только торопливо читаю Иисусову молитву: «Господи, Иисусе Христе…» А каша — я не знаю, как она у меня пролетела. И чай тоже. Все скушал. А батюшка еще кушает. Я по-солдатски, а он по-граждански… Сижу, боюсь шелохнуться. Наконец, закончили трапезу, поблагодарили Господа. Я иконам поклонился, хозяевам:
— Спаси Господи, дай Бог здоровья!
— Ну, пойдем в горницу, — говорит мне батюшка, — будем беседовать.

 

*******

Читать рассказы в электронном виде: https://azbyka.ru/fiction/na-zemle-my-tolko-uchimsya-zhit/

Добавьте свой комментарий

Просьба соблюдать правила уважительного тона. Ссылки на другие источники, копипасты (большие скопированные тексты), провокационные, оскорбительные и анонимные комментарии могут быть удалены.