Разговоры о сказке

Артем Перлик

Артем ПерликПодлинное не пользуется спросом потому, что к нему нельзя прикоснуться без созвучия сердца его красоте.

Если человек глух к звучащей в красоте благодати, то он напрасно думает, что красота предъявит ему логические аргументы, каким именно образом ею в мир является истина.

Как-то ко мне пришла одна моя выпускница, и мы завели разговор о сказках.

— Там, где я сейчас получаю второе образование, — сказала она, — на мою любовь к сказкам смотрят как на странность, говоря, что я всё время хожу со своими единорогами…

— Ничего, — успокаивал её я. — Рей Бредбери вообще говорил, что там, где его любовь к сказкам не понимают, он ничего никому не доказывает, а просто упаковывает свой праздник в коробку и идёт в другое место.

— Но почему так мало людей понимает сказки? — продолжала спрашивать она. — Почему я яснее вижу жизнь через сказку, а для стольких других это всего лишь выдумка?

— Вы просто много страдали раньше, и ваша боль была столь сильной, что теперь вы стали понимать то, что не понимают другие, — ответил я. — Только в меру своего страдания и благодарности каждый открывает истину и приобщается ей. В мире так много евангельских глухих и слепых именно потому, что в их жизни по настоящему не было ни того ни другого.

Что же до сказки, то Джон Толкиен не зря называл её жанром не детским, а взрослым, который могут читать и дети. Но мера понимания только лишь в меру приобщения истине. Что, например, могут понять дети в андерсеновской сказке «Писарь», о литературном критике, который возомнил себя «не таким уж маленьким богом» только потому, что мог обругать любую красоту и вознести любую бездарность? Что поймут в этой сказке взрослые, которые привыкли жить в мире, названном Исааком Сирином совокупностью ложных человеческих отношений в которой кругом ходит холод?

Сказка — это чувство благодати, разлитой в мире. Это ликование о том, что Господь творит всё хорошим. Это и исполнение слов Христа обращённых ко всем нам: «Не бойтесь». Люди ведь очень боятся всего вообще — от снов до болезней. Недаром Папа Иоанн Павел II-ой называл современный мир цивилизацией страха. И корни этого страха в недоверии Христу, которое сильно и у верующих. А сказка позволяет нам увидеть мир и свою жизнь в свете Промысла Божьего — когда боль и тьма оказываются не концом, а лишь только серединой истории доброго человека. Когда в страдании оказывается высший смысл приобщения небу, обретения своей подлинности. И когда само страдание — лишь только этап на пути к твоему счастью. Всё это сказка даёт пережить и увидеть как реальность нашей большой жизни. И тогда свет сходит и в наше сердце и мы начинаем смотреть в небо с доверием, зная, что любовь не допустит зла тем, кого любит.

— Так получается, боль пошла мне на пользу, как в сказке?удивилась студентка.
— А ещё Вы увидели, что наша жизнь — это и есть Божья сказка со счастливым концом. Главное в ней — это созвучие красоте, — подчеркнул я. — Ведь хоббит Сэм был всего лишь садовником, но, тем не менее, вместе с храбрыми эльфийскими воинами отправился в Валинор, потому, что тоже нёс в себе эльфийскую красоту.

И теперь, когда кто-нибудь, пусть и совсем не значимый для больших и важных, тянется к добру и восхищается подлинностью, ангелы знают то, что не видно на земле почти никому. Каждый, кто в своей жизни потянулся к благородству и Духу, преображается так, что о нём со временем тоже сложат легенды… Хотя мало какая из них сумеет поведать, что он стал настоящим, светлым и красивым тогда, когда склонил колена перед настоящестью, светом и красотой.

Артем Перлик

Добавьте свой комментарий

Просьба соблюдать правила уважительного тона. Ссылки на другие источники, копипасты (большие скопированные тексты), провокационные, оскорбительные и анонимные комментарии могут быть удалены.