«Бабушкин платочек». Рассказ

Пресс-служба ПМД74

Пустите детей и не препятствуйте

им приходить ко Мне, ибо таковых есть

Царствие Небесное (Мф.19:14)

Глава 1

Вы когда-нибудь слышали, как поют птицы весной у нас, в деревне?

Нет. А я слышал. Каждый день теперь слышу!

Иду я босиком по тёплой дороге. В школу иду — одну на нашу деревню и соседнее село. Каждый день мой путь лежит через небольшой лесок, выходя из которого в село Черёмушки можно увидеть скромную церквушку — единственную, наверное, которая так близко к нам и которую еще не тронули большевики.

Меня всегда так удивляло, сколько людей заходят в нее. Что они там делают?

В дороге я всегда думаю про эту маленькую церковь, оглядываюсь: так интересно! Что там внутри?

Как-то я спросил у бабушки:

— Бабушка! А зачем ты ходишь в ту церковь на окраине?

— Как же зачем, милок? — ответила бабушка, — Чтобы молиться.

— А зачем молиться? — всё спрашивал я.

— Так ты можешь благодарить Бога за всё, что он тебе посылает, — спокойно объясняла мне бабушка.

— Но мальчишки говорят, что Бога нет, и скоро эту церковь разрушат, — уверенно ответил я.

— Не слушай их, Ванечка! Настоящую веру невозможно разрушить.

Тогда я и не понял, что сказала бабушка, но решил, что когда-нибудь всё равно это пойму.

Тут моя бабушка встала, достала из комода какую-то потрёпанную книгу, завёрнутую в старый выцветший платок, на ней я узнал знакомый символ, который уже видел на храме. Она протянула мне её и сказала:

— Теперь будем вместе читать.

На старой коричневой книге было написано непонятное мне слово на букву «Е».

8UFNO5tlyXc

Я хорошо помню, как мы с Варькой прибегали после учёбы к нам в дом, бабушка нас вкусно кормила, а после мы втроём выходили на крыльцо и читали в этой книге об Иисусе, который творил чудеса.

Глава 2

Идём мы как-то с Варькой из школы, конечно, мимо этой церквушки. Мне так нравилось ходить вместе с Варькой! Она была такая смешная, весёлая, на голову ниже меня! Светловолосая… И всё-то ей вокруг было интересно: каждый листик, каждая букашка, каждый звериный след! Бабушка говорила, что Варька похожа на белочку: такая же рыженькая и любопытная.

Так вот! Шагаем мы и видим, что из церквушки выходит старик в черном длинном платье и медленно идёт мимо нас. Как же мне захотелось с ним побеседовать! Бабушка говорила мне, что его зовут отец Иоанн. Именно так я его и окликнул. Он тут же повернулся к нам с Варькой, улыбнулся и сказал:

— Мир вам, дети мои.

Варька опередила меня и заговорила с ним:

— Батюшка! А скажите: Бог действительно есть?

— Есть, — ответил старик, улыбаясь.

— А где Он? — спросил я.

— Везде, сынок, — сказал отец Иоанн, показав пространство вокруг себя.

— Как это? Разве везде? Зачем вы тогда в церковь ходите? — опять опередила меня любопытная Варя.

— Пойдёмте со мной, — батюшка указал нам на тропинку, ведущую к церкви.

Мы испуганно переглянулись, но, доверяя отцу Иоанну, последовали за ним по узенькой дорожке. Из церкви вышла совсем юная девица в белом кружевном платке. Её лицо светилось от радости. Она встала перед дверьми храма и три раза поклонилась.

— Зачем она так делает? Для Бога, да? — прошептала мне Варька.

— Не знаю, наверное, — удивлённо ответил я.

Мы прошли за отцом Иоанном внутрь. Он так же, как и эта девушка, совершил поклоны. Мы зашли в большой тёмный зал, почти весь освещенный только лишь маленькими огоньками. Вокруг было много людей: одни стояли со свечками у икон, на которых были изображения святых (я видел таких у бабушки). Другие же люди находились в самом центре зала, опустив голову и слушая пение. Я никогда и не думал, что тут, внутри, так красиво! Солнечный свет едва пробивался сквозь низкие окошки и сливался с пламенем свечей.

Так мы с Варькой простояли в этой церквушке до того момента, когда люди начали расходиться. Помню, что вышел оттуда спокойным, с ощущением какой-то лёгкости на душе.

Тут же мы повернули на тропинку к лесу, через который проходили в нашу деревню, и увидели того самого отца Иоанна, который пригласил нас в церковь. Он стоял с гордо поднятой головой и словно оправдывался перед двумя мужчинами в форме. Это был последний раз, когда я видел отца Иоанна.

В этот раз путь наш оказался длинней: мы шли и обсуждали произошедшее. Придя домой, я рассказал бабушке всё, что случилось с нами, что я почувствовал и ощутил. На следующий день меня крестили.

Глава 3

Прошло время. Мы каждый день ходили с бабушкой в эту маленькую церковь на окраине села. Но как-то раз я снова позвал туда Варьку, ведь её никто не крестил и церковь она не посещала, поэтому она с радостью согласилась. На обратной дороге через наш лесок Варя заметила на сосне белочку:

— Ванька, смотри! Это же белка! Настоящая! — закричала Варя.

— Тихо, дурная! Спугнёшь — убежит!

Мы стали наблюдать за животным и даже не заметили, что буквально пошли за ней и сбились с пути.

— А где дорога? Ваня! Где тропинка? — спросила меня Варька, опомнившись.

— Я не знаю. Мы, наверное, недалеко от ручья, — рассуждал я.

— Потерялись-таки! — забеспокоилась Варька. – Ваня! Что нам делать?

— Чшшш! Я думаю!

Варя очень испугалась. Она села под худощавой сосной, поджав коленки, и загрустила. Я посмотрел вокруг и вспомнил слова бабушки: «Помни, что где бы ты ни был, Бог всегда с тобой». Я подумал тогда опять о Боге…О том Боге, которого представлял себе я.

Сев рядом с Варей, я продолжал думать и думать, глядя на облака. Но тут внезапно я почувствовал какое-то странное ощущение в груди, будто какая-то невидимая рука тянула меня за сердце и тащила в сторону берёзовой рощи. Я и сам не знаю, откуда взялось это ощущение, но точно понял, что мы должны идти туда!

— Вставай быстро, пошли! — вскочил я и за руку потянул Варьку.

— Что? Куда? Ты не знаешь дорогу!

— Я знаю! Идём же!

И мы пошли по берёзовой роще. Варя волновалась и постоянно спрашивала, правильно ли мы идём. Я не знал даже, где мы, но чувствовал, что идём в нужную сторону. И совсем скоро мы вышли к нашей деревне, только с другой стороны.

В тот день я и сам не понял, почему знал дорогу, по которой никогда не ходил. Я понял лишь, что в этом точно участвовала какая-то неведомая мне сила, указавшая нам правильный путь. На всю свою жизнь я запомнил этот случай и бабушкину фразу о Боге.

Глава 4

День выдался дождливый, и я, вся мокрая и запыхавшаяся, вбежала со двора в госпиталь, неся в руках тазик недосушенных бинтов.

— Варюх! Письмо тебе, только что Алёшка принёс, — крикнула Люба из дальней палаты.

— Тихо, не кричи! Разбудишь народ.

Я тут же кинула бинты в шкаф, решив развесить их позже, схватила маленькое письмецо и мгновенно его распечатала. Мелким, аккуратным и знакомым почерком письмо говорило: «Дорогая моя Варечка! Думаю, что в такие суровые времена это письмо подарит тебе хоть немного веры в наше с тобой будущее. У нас тяжёлые бои, немцы все время бомбят! Отдыху нет от этих паршивцев! Поесть даже, черти, не дадут! Запасов не хватает. Комбат сказал, что завтра наступаем. Варя, родная, береги себя и дочку. Кольку вчера снаряд убил. А за что гибнем-то? За Сталина? Нет! Скажу тебе, что в бой не за Сталина иду, а за Родину и за Веру нашу! Дадим завтра фрицам этим! Прошу тебя: сохрани его. Иван.»

В конвертик был вложен кружевной голубой платочек. По моим щекам потекли слёзы: я вспомнила этот платок! Его вручила нам Ванина бабушка, когда немцы уже вошли в Черёмушки. Как сейчас помню: она выгоняла нас из дома, совсем юных, потерявшихся, испуганных; велела найти наши войска и оставаться с ними при любых обстоятельствах, а мы не хотели уходить без неё. Она вручила Ване этот самый платочек, поцеловала нас и быстро вытолкнула в заднюю дверь дома, которая выходила в глубокую чащу. Мы прятались в ближайшем лесу до вечера, пока немцы не прошли село, а вслед за ними шёл русский батальон, к которому мы и пристроились: Ванька воевать, а я медсестрой. В тот день погибли и мои родители тоже.

Я крепко сжала этот маленький платочек. О, сколько воспоминаний! Какая у нас в деревне весна была замечательная! И церковь помню, и бабушку нашу помню, и даже запах до сих пор помню, наш, деревенский. Как мы гуляли босиком по мокрой траве! Как ягоды собирали…

Как же давно это было. Теперь все это — лишь страшные воспоминания. На месте Черемушек сейчас стоит новая деревня, а мы с мужем после войны на месте бабушкиного дома построили скромную голубую часовенку — как символ чистой и крепкой веры, возвышающейся к мирному небу, которое, дай Бог, будет над головами наших потомков.

Мария Зиновьева, куратор литературного клуба ПМО «Призма»

Иллюстрации Анны Хорошениной

xQnaokl8iG0

Добавьте свой комментарий

Просьба соблюдать правила уважительного тона. Ссылки на другие источники, копипасты (большие скопированные тексты), провокационные, оскорбительные и анонимные комментарии могут быть удалены.