Краевед Юрий Латышев: «Если проект межевания Золотой горы утвердят, надо обращаться в прокуратуру»

Татьяна Колодяжная

Кто и зачем хочет вырубить лесной массив на северо-западе Челябинска

29 июня состоялись общественные слушания по вопросу о застройке территории мемориала «Золотая гора». Результат собрания вызвал большой общественный резонанс — все присутствовавшие горожане единогласно высказались против проекта застройки, в рамках которого придется вырубить лесной массив и затронуть братские могилы жертв сталинских репрессий. Однако, похоже, что застройщиков и депутатов городской Думы это не очень-то обеспокоило: решающее заседание 21 июля было объявлено закрытым, специалистов — историков, краеведов и картографов, на него не пригласили. Редакция портала ПМД74 побеседовала с одним из оппонентов застройщиков. Известный южноуральский краевед Юрий Латышев, руководитель инициативной группы «АрхиСтраж» —  о том, как Золотая гора стала местом массовых захоронений, кто будет проводить историко-культурную экспертизу и чего можно ожидать от властей.

Юрий Латышев

Юрий Владимирович Латышев

«Это было расстрельное место…»: немного об истории Золотой горы

Объектами культурного наследия (ОКН) могут быть не только здания, но и места, в том числе, места захоронения. Они могут быть федерального, регионального и выявленного (то есть, объект еще не включен в реестр) значения. Так, допустим, в Челябинске ОКН является ряд могил известных людей — Героев Советского Союза на Успенском, на Градском, на Митрофановском и Лесном кладбищах.

Один из челябинских выявленных ОКН — мемориал «Золотая гора». Ее история очень печальна, она уходит в середину XIX века. Тогда обнаружили золотые жилы в районе от Шершней до Заварухино, в том числе, и в старательском поселке Градский Приск. В конце XIX — начале XX века здесь было 9 золотодобывающих приисков. На месте нынешней Золотой горы (раньше она называлась «Лысая гора») был Мариинский прииск. Откуда такое название, сказать не могу, должно быть, имя собственное. Добыча золота здесь велась до 1935 года, а потом ее прекратили, жила истощилась.

И вот, когда начались репрессии, это 1937-1938 года, то, согласно официальным данным 1988-1989 года, в Челябинской области по 58-ой статье в те годы было репрессировано более 35-ти тысяч человек. Из них расстреляли более 11-ти тысяч. В основном казни шли в больших городах, и Челябинск был расстрельным местом. Расстрельное помещение — управление НКВД, построили в начале 30-х годов, это Елькина 34/Васенко 39. Причем есть данные, что для его постройки использовали кирпичи разрушенного к тому моменту Христорождественского собора… Потом в этом здании, возможно, и священников убивали. Как рассказал отец Игорь Шестаков (протоиерей, настоятель Свято-Троицкого храма г. Челябинска — прим. ред), он по образованию историк, в Челябинской области в эти годы было расстреляно 50 священнослужителей. А сбрасывали тела в шахты на той самой Золотой горе.

Мемориал Золотая гора

Золотая гора. Останки казненных. Ссылка на источник.

Все это было засекречено. Но когда началась перестройка в конце 80-х годов, эпоха гласности, один из бывших старателей, Юрий Герасимов, обратился с письмом в “Челябинский рабочий”. Рассказал о том, что он стал свидетелем: в этой шахте есть трупы расстрелянных. Время было такое, когда правозащитники очень обращали внимание на такие заявления. И в 1989 году шахты пробурили, обнаружили в 11-ти биологические останки, а в одной шахте (шахта № 2, она находится недалеко от места нынешних братских могил), извлекли останки сразу 350-ти человек. Все тела захоронили. На следующий год раскопки продолжили — шахты были глубокие, до 50-ти метров. Но, по данным археологов, останки встречаются где-то начиная уже с двух метров. Видимо, тела сбрасывали, сбрасывали, а потом просто засыпали сверху. Нашли еще тысячу останков, причем на этот раз даже не удалось точно определить количество человек. Тем не менее, останки захоронили во вторую братскую могилу. Потом поиски прекратили.

 «Золотую гору застраивать не будут» — в чем суть проекта межевания

В 1994 году челябинский историк и краевед Владимир Боже, директор и основатель Центра историко-культурного развития, инициировал отчет об истории Мариинского прииска. Затем была составлена карта, на которой были обозначены восемь шахт с останками расстрелянных. Эту карту исследовала областная прокуратура. Подняли уголовные дела, опросили свидетелей, взяли данные этих раскопок 1989-1990 годов, данные судмедэкспертиз. И подтвердили достоверность карты. В общем-то, кошмарные цифры называются… 

А сейчас начали рассмотрение проекта межевания. В чем его суть? Говорят, что мол, будут застраивать Золотую гору. Нет, к счастью, таких планов нет. Именно это место вокруг братских могил, возле большинства выясненных шахт, не будет застраиваться. По крайней мере, нет такого в планах. Но есть другой момент. Продлевается улица академика Сахарова, причем таким образом, что проходит по трем шахтам. Продлевается улица академика Королева, проходя буквально рядом с шахтой, где останки нескольких тысяч человек.

Далее от Паркового опускается вниз проспект Родионова. И получается так: этот нынешний мемориал — он между улицами 250 лет Челябинска, будущим проспектом Родионова и  будущими продолжениями улиц Королева и Сахарова. Вроде, это небольшой участок, вот он — Золотая гора. Но он исследован не полностью! Практически не исследовано северо-западное направление. Возможно, есть еще какие-то шахты, места массовых захоронений, и надо провести археологический анализ, надо поднять наконец-то все документы. Тем более, по федеральному закону, это выявленный объект культурного наследия — надо точно провести экспертизу, убедиться, что там ничего нет.

Мемориал Золотая гора

Мемориал «Золотая гора». Вид на часовню.

На публичных слушаниях кто-то сказал о том, что дорога пройдет не глубже трех метров. А в “Коммерсанте” есть свидетельство историка Ильи Любчанского о том, что уже на глубине 2-3 метров находятся захоронения. Он сам участвовал в этих раскопках. Хорошо, возможно, мемориал они не тронут. Но тут возникает другой вопрос, который я тоже поддерживаю. Это лес, зеленая зона. У нас лесов в черте города — раз-два и обчелся. Ну почему надо его застраивать? Вот этого я не понимаю. Посмотрите сейчас на спутниковую карту — там указывается, что в принципе этот лес уже обстраивается со всех сторон. Идет движение с юга, с севера и с востока. А там уже и граница города.

Правильно жители говорят, надо делать парк и мемориальный комплекс, это было бы самое разумное. А застройку поддерживает только небольшая группа самих застройщиков. Не думаю, что кто-то будет стремиться туда переехать и жить рядом с могилами. Но уже построены первые дома, прямо напротив Золотой горы.

Это вопрос скорее морали и этики, чем закона

Какие действия сейчас я предполагаю? На 21 июля назначена какая-то закрытая комиссия. Вообще, на каком основании эта комиссия проводится без мнения историков, картографов? У меня слов нет. Там оценят юридическую экспертизу… Но юридически трудно подкопаться, там все чисто, и боюсь, что все утвердят. И затем начнется уже фактическая застройка. Конечно, они могут обязать застройщика, инвестора провести исследование. Но кто это контролирует: окружили территорию забором, что-то нашли, быстренько закопали и все… Поэтому это надо сделать на начальной стадии, и только потом утверждать проект межевания! Сейчас хочу написать в Госкомитет охраны объектов культурного наследия Челябинской области письмо о необходимости срочного проведения экспертизы. Хотя готов к тому, что мне ответят: “На этот год у нас не запланировано, возможно, в плане 2018-ого”. И мне непонятно, почему это вызывает такое сопротивление!

Если все-таки утвердят проект межевания, надо обращаться в прокуратуру. Правда, пока не знаю, на каком основании. Тут, понимаете, более дело морали и этики, чем закона. По закону вроде бы все нормально. А прокуратура сейчас ведет себя очень хитро. Я общаюсь с ней уже четыре года. Она старается все свалить на Госкомитет. То же с полицией. Очень редко они принимают какие-то решения, обычно там, где уже есть явное нарушение закона.

Минимальная стоимость экспертизы — 30 тысяч. Это у нас, в провинциальном Челябинске. В Москве такая работа может стоить под 300 тысяч. Потому что это колоссальный труд. Эксперт перелопачивает сотни страниц, фотографии, работает с документами. Очень серьезная и тяжелая работа. И эксперт несет за ее результаты уголовную ответственность. Сейчас все это делается открыто, за ходом ведения экспертизы можно следить на сайте Госкомитета ОКН. А тут надо еще поднять документы в ФСБ, в архивах. Я думаю, это может обойтись тысяч в сто… По идее, нужно заказать археологическое исследование, но это на порядок дороже, там уже речь о миллионах. 

«Маска скорби на месте скорби»

Maska-Skorbi.-Ernst-Neizvestnyiy

Темой Золотой горы я начал интересоваться практически сразу после того, как стал интересоваться проблемой сохранения памятников истории культуры. С декабря 2012 года, еще до создания группы “АрхиСтраж”. Этот мемориал был в перечне выявленных. В 2014 году у нас на площади Павших революционеров хотели установить скульптуру Эрнста Неизвестного “Маска скорби” (памятник жертвам политрепрессий — прим. ред.), она хранились у нас в Краеведческом музее. А я тогда как раз во второй раз поехал осматривать Золотую гору, и прямо осенило: “Вот где надо “Маску скорби” ставить! Это для нее прекрасное место!”.  К сожалению, представитель Эрнста Неизвестного в Челябинске не согласился на это, заявив, что эту скульптуру нужно устанавливать в центре города… Ничем это дело не закончилось, “Маска” уехала в Екатеринбург. 

У меня к Золотой горе есть и личное отношение… Дело в том, что брат моей бабушки, Михайлов Владимир Николаевич, был репрессирован. Причем мы даже не знали, расстрелян он или погиб в лагерях, никто нам этого не сообщал. Поэтому в 2008 году я написал письмо в ФСБ и буквально через неделю мне пришел ответ: «Ваш родственник был репрессирован по такому-то делу, арестован в 37 году и расстрелян 1 января 1938 года. В 50-х годах реабилитирован». Такая же история у его жены. Я искал места их захоронений, обращался в ЗАГС, в кладбищенские службы. Сейчас я на 99,9% уверен, что их бросили туда, на Золотую гору…

Удобный генплан и лакомый кусочек

Помните, на публичных слушаниях 29 июня прозвучало всего два аргумента против? “Нет денег” и “Есть же Генплан 2002 года, по которому эта застройка предусмотрена”. Очень интересная позиция, вдруг вспомнили о Генплане. В то же время, несмотря на то, что по Генплану исторический центр нашего города нельзя застраивать высотными домами, возвели и Челябинск-Сити, и Ньютон… И тогда звучало: “Генплан у нас плохой, ему следовать не надо”. Там, значит, Генплан плохой, а здесь он хороший? Может, стоит быть последовательными — если застраиваем лес, то давайте сносить высотки в историческом центре.

Всего два аргумента. Вы видели явное давление: все против того, чтобы утверждать. А депутаты… Двое вообще сидели и молчали. Я думаю, что тут есть чья-то заинтересованность в застройке. Это место — лакомый кусок. Рядом все коммуникации, жилые дома, транспортная инфраструктура. Конечно, за него будет очень жестокая борьба.

Кстати, вот интересно — писатель Роман Грачев, он работает на радио “Комсомольская правда”, лет 10 назад написал роман “Томка. Тополиная, 13”. Еще там он предсказал строительство домов на Золотой горе! На днях он написал у себя в Фейсбуке: “У меня это было просто фантазией, а тут люди реально хотят это сделать!”. И они могут, действительно, это сделать, если хорошо заплатить кому надо… Конечно, этому надо противостоять, но и такой вариант возможен: “А, ничего там нету! Вот могилы будем охранять, эти 15 квадратных метров, а все остальное можно застроить!”.

Юрий Латышев

Ю. В. Латышев на общественных слушаниях по вопросу застройки Золотой горы, 29.06.2017

Если бы у меня были деньги, я бы сам заказал экспертизу

Какого решения я жду от градостроительной комиссии? Экспертиза в любом случае будет проведена. Вопрос: не получится ли так, что ее сделают задним числом? Ведь во многих случаях так и поступают, здание сносят, а потом проводят исследование. Кстати, закон не позволяет исключать такие здания из реестра объектов культурного наследия. Нужно вначале доказать, что его нельзя воссоздать — ведь закон позволяет воссоздавать, как воссоздали храм Христа-Спасителя в Москве. У нас в Челябинске таким образом восстановили два здания, и третье в процессе. Знаменитый дом  Жуковского напротив театра Оперы и балета — объект регионального значения, был снесен. То, что построили — полный новодел. Кирова, 94, еще одно старое здание, выявленный ОКН — снесли, построили что-то похожее.  

Вообще, процесс сохранения объектов культурного наследия требует, знаете, нудной, тяжелой, скучной деятельности. За три года существования инициативной группы «АрхиСтраж» к нам приходили одни, другие, сейчас третьи. Но мне важно, что в принципе есть группа людей, в том числе и молодежи, которых это волнует. Мы могли бы зарегистрировать “АрхиСтраж” как общественную организацию, но у меня просто нет сил этим заниматься. Но мы делаем все, что можем. Без хвастовства, я лично считаю, что на моей совести сохранение, по крайней мере, пятнадцати старинных зданий, которые в свое время не были включены в перечень. А сейчас они охраняются и уничтожить их довольно сложно.

Делать экспертизу вправе только лицензированные эксперты. Таких у нас в городе всего два: это Маевская Татьяна Ивановна и Кочкина Инна Анатольевна. Хорошо бы подключить грамотных юристов. У меня есть контакты с Гражданским патрулем, возможно, они помогут. Надо очень умно написать обращение в прокуратуру, чтобы они действительно заставили этих застройщиков провести исследование еще на стадии планирования строительных работ. Очень может помочь Совет по правам человека, я уже разговаривал на эту тему с начальником управления Дмитрием Семеновым, он бывший директор Центра историко-культурного наследия. Члены СПЧ приезжали буквально два дня назад в Челябинск, побывали, в том числе, и на Золотой горе. Хочу все-таки дождаться окончательного решения после 21 июля, и на его основе действовать дальше. Но начну с требования о проведении экспертизы. Если бы у меня были деньги, я бы сам ее заказал.

 

Подготовили Татьяна Колодяжная, Кирилл Белоусов

Добавьте свой комментарий

Просьба соблюдать правила уважительного тона. Ссылки на другие источники, копипасты (большие скопированные тексты), провокационные, оскорбительные и анонимные комментарии могут быть удалены.