Творчество Пастернака как панихида по уничтоженной России

Кирилл Белоусов

Ответ церковным критикам Бориса Леонидовича Пастернака

Есть ли что-нибудь на свете, что заслуживало бы верности? 
Таких вещей очень мало. Я думаю, 
надо быть верным бессмертию, 
этому другому имени жизни, немного усиленному. 
Надо сохранять верность бессмертию, надо быть верным Христу!

aid3Редакция портала ПМД74 продолжает обращаться к творчеству Бориса Леонидовича Пастернака, творчество которого недавно было проанализировано с христианской точки зрения православными студентами из клуба “Призма” при храме преподобного Сергия Радонежского. Сегодня мы хотим поговорить о критике и апологетике по поводу наследия великого писателя. Известно, что многие церковные консерваторы критикуют Пастернака за чрезмерное увлечение жизнью и вольности в поэтическом изображении Христианства и церковности. Но у сторонников подобного подхода к восприятию творчества Бориса Леонидовича есть такие видные оппоненты как игумен Иов (Гумеров), протопресвитер Александр Шмеман и писатель Алексей Солоницын. Именно об их аргументах нам хотелось бы рассказать вам сегодня.

Начнем с того, что известный православный богослов иеромонах Серафим (Роуз) полагал, что христианская духовность не имеет ничего общего с «простотой», «примитивностью» и романтической «естественностью» Пастернака. По его словам, вера Пастернака — это расплывчатая и бессильная вера, которая не способна принять Христа, которая верит только в «жизнь», только в этот мир, хотя и облачается в обрывки внешней ризы Православия, но надеется вопреки надежде на то, что ее идеализм может победить в мире сем (из письма католическому мыслителю Мертону).

Но это мнение отца Серафима достаточно радикально. С ним можно легко поспорить, опираясь на цитаты из творчества Пастернака. Начнем со стихотворения “Смерть сапера”, которое перекликается с евангельскими словами о высоте воинского подвига (Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих (Ин.13:15):

Жить и сгорать у всех в обычае,

Но жизнь тогда лишь обессмертишь,

Когда ей к свету и величию

Своею жертвой путь прочертишь.

hello_html_m2ee468f1Безусловно, что подобная критика Пастернака, при всем уважении к подвижнику православного благочестия американской земли иеромонаху Серафиму, в своей основе является предвзятой. Борис Леонидович хорошо знает православную традицию. Он с любовью и духовной чуткостью обращается к различным сторонам церковной жизни через детали романа своей жизни:

— В час седьмый по церковному, а по общему часоисчислению в час ночи, от самого грузного, чуть шевельнувшегося колокола у Воздвиженья отделилась и поплыла, смешиваясь с темною влагой дождя, волна тихого, темного и сладкого гудения. Она оттолкнулась от колокола, как отрывается от берега и тонет, и растворяется в реке отмытая половодьем земляная глыба. Это была ночь на Великий четверг, день Двенадцати евангелий. В глубине за сетчатою пеленою дождя двинулись и поплыли еле различимые огоньки и озаренные ими лбы, носы, лица. Говеющие прошли к утрене» (“Доктор Живаго”. Часть десятая. “На большой дороге”).

Также многие исследователи жизни писателя знают о том, что во время общественной травли 50-ых годов Пастернак написал письмо заведующему Отделом культуры ЦК КПСС Д.А. Поликарпову, выразив в нем готовность пострадать за христианскую проповедь в “Докторе Живаго”:

029-pasternak— Люди, нравственно разборчивые, никогда не бывают довольны собой, о многом сожалеют, во многом раскаиваются. Единственный повод, по которому мне не в чем раскаиваться в жизни, это роман. Я написал то, что думаю, и по сей день остаюсь при этих мыслях. Может быть, ошибка, что я не утаил его от других. Уверяю Вас, я бы его скрыл, если бы он был написан слабее. Но он-то оказался сильнее моих мечтаний, сила же дается свыше, и таким образом, дальнейшая судьба его не в моей воле. Вмешиваться в нее я не буду. Если правду, которую я знаю, надо искупить страданием, это не ново, и я готов принять любое.

А решающим аргументом для признания Бориса Леонидовича глубоко воцерковленным человеком служит то, что с религиозной точки зрения самая главная тема в книге – это тема жизни, смерти и воскресения. Первое название романа в рукописи 1946 года – “Смерти не будет”. Писатель взял эти слова из Апокалипсиса святого апостола Иоанна Богослова: И отрет Бог всякую слезу с очей их, и смерти не будет уже; ни плача, ни вопля, ни болезни уже не будет, ибо прежнее прошло (Откр.21:4).

Вышеописанные аргументы принадлежат игумену Иову Гумерову. Но мы имеем для признания Пастернака христианским писателем не одних только их:

  1. по словам протопресвитера Александра Шмемана, в нем снова просветлело искусство, стало не только отражать свет или тьму жизни, но в мире и жизни само стало источником света и тепла. Также интересно то, что отец Александр говорил о докторе Живаго, как о человеке, ощущающем жизнь как таинство, имеющем евхаристическое сознание:

— Сила этой очень человеческой жизни в том, что, несмотря на грехи, падения и путаницу, в ней всегда – как очищающее и преображающее начало – возвращается и действительно торжествует благодарение, ощущение жизни как чистоты и целостности;

  1. по мнению православного писателя Алексея Солоницына, Юрий Андреевич Живаго, главный герой романа, не потому победитель, что он якобы поставлен автором на место самого Бога, а потому, что он живет в Его помощи, Бог дает ему силы написать те стихи, которые завершают роман, являясь его неотъемлемой частью, эпилогом, объясняющем внутреннюю, духовную жизнь героя.
strofi_pdmsk

Также говорит сам за себя тот факт, что Борис Леонидович сопереживал гонимой Православной Церкви и выражал это чувство даже в страшном для верующих 1927 году:

О государства истукан,

Свободы вечное преддверье!

Из клеток крадутся века,

По колизею бродят звери,

И проповедника рука

Бесстрашно крестит клеть сырую,

Пантеру верой дрессируя,

И вечно делается шаг

От римских цирков к римской церкви,

И мы живем по той же мерке,

Мы, люди катакомб и шахт.

Не менее интересен образ молитвенного воздыхания о падших от сталинской тирании соотечественниках:

Душа моя, печальница

О всех в кругу моем!

Ты стала усыпальницей

Замученных живьем.

785e27c4f98a36af5c6e1fe3c573f90e

Итак, как мы видим, Борис Пастернак – художник, а не систематический богослов или философ. Но это не значит, что к его «поэтическому богословию» мы можем относиться снисходительно. Завершим наши размышления рассказом о самом сильном мотиве его творчества. В самом искусстве он видит службу бессмертию, работу по преодолению смерти, усилие воскресения:

— Искусство всегда, не переставая, занято двумя вещами. Оно неотступно размышляет о смерти и неотступно творит этим жизнь. Большое, истинное искусство, то, которое называется Откровением Иоанна, и то, которое его дописывает (из размышлений Юрия Живаго после панихиды).

Составил Кирилл Белоусов

P.S. Смотрите видеоподарок — чтение одного из лучших стихотворений Пастернака «Чудо»

Комментарии посетителей

  • Остап
    17.11.2016

    В защиту поэта высказывались очень многие хорошие церковные люди, от Веры Ереминой до о. Александра Шмемана, говорившего о «евхаристичности» творчества Пастернака. Но был ли сам Борис Леонидович воцерковлен в привычном нам смысле слова?

    Пару лет назад я был в подмосковном Переделкино, презентовал журнал «Колокольчик» в доме-музее Чуковского. И на обратном пути не преминул конечно завернуть на знаменитую Пастернаковскую дачу. Началась гроза, и меня пустили посидеть полчаса в той комнате на первом этаже, где Борис Леонидович умирал (последние дни он не имел сил подниматься в кабинет). Пытаюсь вспомнить, были ли там иконы? Вряд ли (хотя в доме они разумеется были). А так стол, топчан покрытый пледом. Сад за окном. Он умирал в начале лета, и возможно так же барабанили по крыше веранды дождевые капли, и бежали струи по окну.

    Сомневаюсь, что Пастернак в последние годы всерьез интересовался церковной жизнью, скажем, деяниями митрополита Алексия (хотя Переделкино, все рядом). Сомневаюсь, что он, еврейский мальчик, вообще всерьез когда-нибудь интересовался богословием.

    Но и ограничиваться тем, что «он художник, это нам от него и требуется», – по-моему тоже было бы неверно.

    Дело по-моему в том, что и сам Пастернак, и его лирические герои верят в воскресение мертвых, прощение грехов, чают жизни Будущего века. И это позволяет им, хотя бы на страницах художественных произведений, скользить «поверх барьеров». Это очень опасная мысль (одно из ее крайних следствий – гностицизм). Но в «Докторе Живаго» она художественно, эмоционально оправдана.

    Юра и Лара – отнюдь не праведники. Они блудники, проще говоря (и Тоня Громеко, и Павел Антипов-Стрельников вполне себе живы, когда герои воссоединяются на Урале).

    Умирающей теще молодой доктор говорит: «…смерть, сознание, вера в воскресение . В той грубейшей форме, как это утверждается для утешения слабейших, это мне чуждо… одна и та же необъятно тождестве иная жизнь наполняет вселенную и ежечасно обновляется в неисчислимых сочетаниях и превращениях. Вот вы опасаетесь, воскреснете ли вы, а вы уже воскресли, когда родились, и этого не заметили». Ужас да и только!

    Допустим, Юрия и Лару оправдывает их любовь (в этой любви изрядна и доля страсти, но страсть не все, там есть и понимание, и сострадание). Но даже тогда оба они продолжают мыслить вполне земными категориями. Юрий, ради земного благополучия Лары, уступает ее Комаровскому – ее растлителю. Ничего себе «благополучие»! А какая жуткая судьба уготована его дочери, сиротке, обреченной стать Танькой Безочередевой.

    И что после этого его стихи, в которых образ Христа смешиваются с образом Гамлета…

    Так что греха в жизни героев романа хватает с избытком. Далеко не все благополучно и у самого Пастернака: умирает он, разрываясь между второй женой – Зинаидой Николаевной и возлюбленной Ольгой Ивинской. Другое дело, что количество грехов неважно, если твердо веришь в прощение Божие.

    Мы не вправе конечно осуждать художника или оправдывать. Помолиться о нем, подарившем столько дорогих сердцу строк, конечно стоит. Стоит и верить, что Господь и нас как-нибудь пронесет «поверх барьеров» всех наших слабостей и грехов – в Царство нетления, к спасению.

  • Светлана
    17.11.2016

    Интересная тема!

Добавьте свой комментарий

Просьба соблюдать правила уважительного тона. Ссылки на другие источники, копипасты (большие скопированные тексты), провокационные, оскорбительные и анонимные комментарии могут быть удалены.