Историческая подоплека: подвиги Александра Невского

Татьяна Теточко

Якоже сродницы твои Борис и Глеб явишася тебе с Небесе в помощь, подвизающемуся на Велгера Свейскаго и воев его, тако и ты ныне, блаженне Александре, прииди в помощь твоим сродником и побори борющия ны.

XIII век. Войска Чингисхана покорили многие народы. Внук хана Батый успешно продолжает его дело. Одновременно активизировались католики: в 1204 году участники IV Крестового похода захватили Константинополь. Тем временем Русь оставалась раздробленной, более того, количество уделов росло, власть великого князя стала номинальной. Связь между Юго-западной и Северо-восточной Русью слабела. Катастрофы похода князя Игоря и трех Мстиславов на Калке были проанализированы лишь немногими мыслящими людьми. К 1237 году положение не изменилось. Осенью этого года войска Батыя обрушились на Владимирское княжение.

Война закончилась. Сожжён непокорённый Козельск, исчезла в болотах Сити владимиро-суздальская армия. Историки спорят о реальном масштабе ущерба. Но главное, увы, – бесспорно: война проиграна. Моральная победа россиян очевидна, и об этом историки забывают. Одни говорят лишь о «великом и страшном нашествии», другие – о «союзе с Ордой». Смысл же происшедшего, по нашему глубокому убеждению, ни в том и ни в другом. Враг был действительно страшен, действительно не был побеждён, но россияне своим доблестным сопротивлением заставили его себя уважать. Ни с одним другим побеждённым народом монголы никаких переговоров не вели. Они облагали данью, обязывали выставить воинский контингент и приказывали впредь именоваться татарами. На Руси ничего подобного не было. Ханы принимали Ярослава Всеволодовича, Александра Невского и других князей и, хотя бы о подчинении, но разговаривали с ними. Это уже победа, когда речь идёт о настолько сильном противнике.

Александр Невский… Полководец, только что блистательно разгромивший шведов и тевтонцев, едет в Орду… Мы хотим обратить внимание на теорию Г.В. Вернадского о совершенном святым князем «подвиге брани» на Западе и «подвиге смирения» на Востоке.

Александр Невский действовал в интересах спасения национальной самобытности, основанной на православной вере. Однако, по Г.В. Вернадскому и Л.Н. Гумилёву, Александр Невский, поняв, что угроза с Запада опаснее, заключил с Востоком союз против «латинян». Но стоило ли это делать? Нет смысла опровергать Н.Я. Эйдельмана, когда он пишет: «… силы «псов-рыцарей» были несравненно слабее монгольских. Александр Невский остановил их войском одного княжества». (Положим не одного: на поддержку прибыла суздальская дружина, но это – замечание в скобках, на суть вопроса оно ни коим образом не влияет.) После Ледового побоища война перешла в вялотекущую пограничную фазу, а в 1268 году, 18 февраля, россияне, уже не имея столь яркого полководца, победоносно завершили её генеральной Раковорской битвой.

Итак, союз с кем-либо против крестоносцев Александру Невскому был объективно не нужен. Кроме того, в 1240-е годы Александр нанёс целый ряд крупных поражений литовцам, так что силы у него были. И, наконец, борьба сторонников римского папы (гвельфов) со сторонниками германского императора (гибеллинами) подрывала силы Запада не хуже любой Орды.

Почему же Александр подчинился Орде, не стал поддерживать восстание, подготовленное его братом Андреем? Не будем гадать, а обрати внимание на взгляды историка Н.А. Клепинина: «Святой Александр был несомненным врагом татар. Само его подчинение было началом долголетней борьбы с татарщиной. Это подчинение менее всего объясняется признанием полезности для России татарской власти… Это подчинение объясняется лишь любовью к Православию и России, пониманием исторической линии и ясным различением между возможным и невозможным, трезвым учётом сил своих и вражеских». Ну не хватало Александру Ярославичу дружинников, коней, луков для борьбы со Степью. Кого он мог побить, он побил. А когда понял, что для разгрома очередного противника нет сил, нашёл в себе решимость совершить подвиг смирения. Не броситься в безнадёжную схватку и не трусливо сдать все позиции. А найти слабые стороны врага в иной сфере и разбить его там. Для святого князя и «латиняне», и степняки – одинаковые враги. И лишь разное соотношение сил предопределило разную тактику.

Святой благоверный князь Александр Невский остается примером для политиков современной России того, как можно сочетать нравственность и следование национальным интересам. Недаром орден Александра Невского существовал в нашей стране при всех политических режимах.

Валентин Гурский

Добавьте свой комментарий

Просьба соблюдать правила уважительного тона. Ссылки на другие источники, копипасты (большие скопированные тексты), провокационные, оскорбительные и анонимные комментарии могут быть удалены.