Герой СССР монах Киприан (Бурков): «После Афганистана смотришь на людей, балдеющих в баре и понимаешь, что в их мире жить не хочется»

Татьяна Теточко

Почетный гость I съезда православной молодежи УрФО — Валерий Анатольевич Бурков (с 2016 — монах Киприан). Советский авиационный военный штурман, Герой Советского Союза (1991), советник Президента Российской Федерации(1991—1993), полковник. Наш земляк, родом из Курганской области, он потерял в Афганистане обе ноги, пережил несколько клинических смертей, вел активную общественно-политическую деятельность.

Отец Киприан живет по принципу: «Не отказывайся ни от чего, кроме греха». С удивительной готовностью он соглашается уделить время всем, кто его об этом просит. С молодыми людьми монах общается искренне и обстоятельно: делится эпизодами своей непростой биографии, дает советы и по-доброму шутит.

«Когда обретаешь Бога, тогда можно и без войны обойтись»

— Я слышал такое мнение, что война — двигатель нравственности. Что вы думаете по этому поводу?

— Я бы так не сказал. На войне происходят не богоугодные дела, убийства людей. Да, мы защищаем Родину, но при этом грешим! Твоя душа сама захочет принести покаяние.

Но если бы война не приносила пользы в конечном итоге, то Господь бы не разрешил войнам происходить. Мы, люди, не должны судить с точки зрения Бога. Война для всех это беда, страдание и тяжкий труд в том числе. Это работа. Она очень тяжелая. А Господь наши страдания оборачивает нам на пользу. Вот посмотри на меня. Я лишился ног. Это беда? Нет! Нет. «Новые сделают», — такая мысль промелькнула у меня. Суди дерево по плодам его. Я прожил интереснейшую жизнь.

До войны у меня не было стержня. Я был так: ни рыба, ни мясо. На войне он появился. Я сталкивался с таким явлением: многие ребята (и я в том числе), полечившись в госпиталях, снова рвались в Афганистан.

-«Афганский синдром»?

— Наоборот, здесь как раз не об афганском синдроме речь идет. Когда ты только что воевал, когда ты видел убитых, раненых, кровь, боль, слезы, смерть, радость и вдруг отказываешься в мирной обстановке и смотришь на людей, сидящих в баре, балдеющих… Там другие разговоры, устремления, другая обстановка. Ты понимаешь, что тебе это совершенно не интересно. Это два разных мира. Ты еще продолжаешь жить в том мире (война), а люди живут в этом мире, в котором ты когда-то жил. Со временем понимаешь, что в их мире жить не хочется. Неинтересно: карьера, дача, удача, машины, театр, кино, девчонки. Смысла нет. На войне я многое переоценил.

Вот ради чего я ног лишился? Ради чего другие ребята гибли? Ради чего погиб мой отец в Афганистане?.. Что же я сумел понять? «Чтобы жизнь понять, надо раз лишь увидать окровавленные книжки у убитого мальчишки, не умевшего читать».

Как ты это в мирное время поймешь? Как увидишь? А увидеть можно благодаря Писанию. Благодаря Закону. Нашему поколению это понять было трудно. «Гагарин в космос летал – Бога не видел».

— В партию верили? Вступали?

— Нет. Я видел различия между реальными делами и тем, что говорили с трибун. Отец советовал вступить. Говорил: «Кто же будет бороться, если не ты?» Именно в Афганистане я хотел вступить в партию. Как во время войны – «хочу умереть коммунистом». Коммунисты были многие неплохими людьми. Они любили свою Родину. Верили в светлое будущее. Мы даже, многие, не знали идей Маркса, Энгельса, Ленина. Был такой документ — «Моральный кодекс строителей коммунизма». Это все взято из Библии. То, о чем Христос говорил. Бога заменили партией. Когда обретаешь Бога, тогда можно и без войны обойтись. Понимаешь, ради чего стоит жить и умирать. То, что Христос показал.

— Как Вы пережили распад Союза, когда видели военные конфликты 90-х: Чечня, Приднестровье, войны родной и близкой Сербии (Югославии)?

— С болью. На все, что происходило в 80-х и 90-х, смотреть было тяжело. Особенно когда во власть пошел. Когда увидел то, что я раньше не видел и не знал. Лучше 3 года в Афганистане (где год за три был), чем один год во власти. Если я где-то и подорвал свое здоровье и психику, то во власти, не в Афганистане.

«Бог только и делает, что исправляет наши ошибки, не подчиняя нашу волю, а создавая обстоятельства»

-Войны 90-ых – это было наказание?

-Нет. Бог не наказывает. Бог есть Любовь. Бог благ и только благ. Грехом своим мы сами себя наказываем. Бог только и делает, что исправляет наши ошибки, причем, не подчиняя нашу волю. А создавая обстоятельства, которые ведут нас к Нему.

— Какой совет можете дать болящему человеку? Если он болеет и ему страшно.

— Ну, болеет человек и ладно. Хорошо. Можно спросить: «Да за что же мне это?», «Как жить?». А потом пойти и застрелиться.

Знаешь, сколько я мучений пережил? И до Афганистана, и после. Еще до армии я пережил туберкулез. О полетах – я хотел быть летчиком — можно было забыть. Но благодаря туберкулезу я бросил курить. Еще раньше, в школе, я переболел ангиной с осложнением на почки. И опять-таки, смотри – нас было пятеро близких друзей. Я и одноклассник – мы были в десятом классе, а трое рабочая молодежь. Мы были горой друг за друга. Потом я заболел, и друг. Мы долго не общались с тремя друзьями, а потом их посадили в тюрьму. А мы вылечились и продолжили дальше спокойно жить. Благодаря тому, что мне оторвало ноги, я стал советником президента. Занимался инвалидами, кому-то смог помочь, родил идею о международном Дне инвалида. Я сделал что-то для других.

Могу ли я сказать, что я недоволен жизнью после этого? Если да, то я идиот, которому вечно не угодишь. Все трагичное, что произошло в моей жизни (по моей, прежде всего, вине!), оказалось для блага. Болен? Радуйся! Тебя Бог от другого спасает. От чего-то более худшего. Все, что происходит в моей жизни, нужно воспринимать только с одной позиции – этого не могло бы случиться, если бы мне это не было на пользу. Вот и все.

— Отец Киприан, как сочетать молодежную работу, которая зачастую прописывается заранее, с тем, о чем говорите вы: с отказом от своеволия? И как в житейской суете не растерять молитвенный настрой?

— Планирование – необходимая вещь, но его надо различать с тем, о чем предупреждал апостол Павел в послании к Римлянам: «Не мечтайте о себе». Все, что в рамках профессиональной деятельности, надо расписывать. А в личной жизни и вам, мирянам, советую отказаться от своеволия. В армии есть понятие – задача дня. Когда движешься от одной задачи к другой, действуешь по обстоятельствам, когда Бог тебя ведет. Все выходит намного лучше, чем когда пытаешься спланировать сам.

Есть такой анекдот: «Доктор, какую таблетку принять от беспокойства? – Примите волю Божью». Есть вещи, которые делать не хочется, которые делать страшно. Страшно было на войне подниматься в атаку, когда только что у тебя перед носом в землю пули воткнулись, только песочек взметнулся. Страх смерти – единственный, свойственный человеку по природе. Потому что мы не задуманы были смертными, стали умирать после грехопадения. А остальные страхи – это бесы.

А молитвенный настрой все равно немного теряется. Главное помнить, что молитва не в вычитывании, а в памятовании о Боге. Даже выполняя умственную работу, можно находить время и обращаться к Богу.

Подготовили Дмитрий и Татьяна Теточко

Фото Натальи Девятовой

Добавьте свой комментарий

Просьба соблюдать правила уважительного тона. Ссылки на другие источники, копипасты (большие скопированные тексты), провокационные, оскорбительные и анонимные комментарии могут быть удалены.