Прийти в Церковь. И остаться. Кое-что о христианском воспитании детей

Пресс-служба ПМД74

Христиане называют семью «малой Церковью». В семье у каждого из нас формируется взгляд на мир, представления о нормах и ценностях, нравственные и духовные понятия. К сожалению, мы живем в сложные времена. Извечная проблема «отцов и детей» сегодня усугубляется культом потребления и вседозволенности. О проблемах, которые волнуют каждого, мы решили побеседовать с опытным пастырем, руководителем епархиального отдела по работе с молодежью протоиереем Ярославом Ивановым и доктором педагогических наук, профессором Южно-Уральского государственного гуманитарно-педагогического университета Ириной Емельяновой.

Как объяснить подростку, что религия – это радость и свет, а не скука и бессмысленные запреты?

Отец Ярослав: Только примером жизни. Есть вещи, которые невозможно объяснить, их нужно показывать. Например, нельзя доказать, что один цветок красивее другого, это нужно увидеть. Бессмысленно запрещать ребенку то, что сам позволяешь себе. Это приводит к тому, что ребенок жаждет «скинуть путы» и жить «по-взрослому». А если для самого родителя религия является радостной, светлой, духовно обогащающей, то, естественно, ребенок заимствует это. Да, нередко внешний мир даже гадость умеет сделать веселой, радостной, умеет тем самым «улавливать» детей. Ребенку сложно понять, что порой тяжелый выбор – это выбор правильный, а что-то красивое, комфортное, привлекательное может быть плохим. Они не понимают этого пока. Но родителям надо разъяснять, примеры показывать. Наша задача, и прессы в том числе, – показывать красоту православия. Недаром говорят, что Бог – это Неизреченная Красота. А мы, взрослые, сами мало соприкасаемся с этой Красотой, поэтому не можем и до детей ее донести. И с ребенком общаемся в основном по бытовым вопросам: иди, садись, делай, читай. А ведь живое общение, в том числе и на духовные темы, совершенно незаменимо.

Ирина Емельянова: Если подросток так воспринимает религию, это, скорее всего, вина родителей. Верующий человек не должен превращаться в зануду. Ребенок расхлебывает духовную незрелость и неграмотность родителей. Конечно, когда родители в храм идут, они поясняют ребенку, что это особая среда со своими правилами. Но вот они вышли из храма. У ребенка вполне может быть встреча какая-то, вот он надевает джинсы, идет в кино – одним словом, живет нормальной, интересной, разнообразной жизнью. И тут нет никакого противоречия. Православный человек не обязан быть зашоренным, ограниченным, сереньким, забитым. «Ой, у меня служение идеалам на первом месте, поэтому у меня будут плечи выше, чем мои уши», – словно бы говорит такой человек. Но служение то не в этом заключается, а в своей яркой интересной позиции, которую ты проповедуешь, несешь через свой пример и жизнь! А при этом ты можешь отлично выглядеть, иметь активную позицию, много общаться. Почему нет?

Верующие родители нередко спрашивают священников, как сделать так, чтобы в подростковом возрасте ребенок не ушел из церкви. Что вы можете посоветовать?

Отец Ярослав: Вы знаете, пастырство святитель Иоанн Златоуст называет искусством из искусств. Родительство – это тоже искусство из искусств. Ни один педагог не знает, как воспитать своего ребенка, как ни странно. Он что-то знает теоретически, а когда начинается общение с ребенком, он понимает: одно работает, другое не работает. А то, что работает с одним ребенком, не работает с другим… Нам, верующим родителям, всегда кажется, что дети мало молятся, дети не постятся, живут как-то чересчур свободно. Но надо понять, что это их жизнь, и за них мы её не проживем. Взрослым хорошо рассуждать: у нас многие страсти уже оскудели, отпали сами по себе. А у подростка как раз очень тяжелый период. В нем срабатывает «гормональная бомба», которая вообще его разрывает на куски.

Как помочь подростку остаться в церкви? Это очень индивидуальный вопрос. Известно, что переходный период у всех детей однозначно есть, только у православных детей он нередко смещается на более позднее время, что намного хуже. То есть ребенок очень долго послушен, а потом он всё-таки сталкивается со сложностью мира, с нравственными подходами, которые отличаются от семейных. Пройти переходный период должны все дети, а мы должны им помочь. А помочь чем? Знакомить с жизнью, вооружать против искушений. Не замалчивать проблемы, с которыми они могут столкнуться, но наоборот, открыто о них говорить. Разумеется, среди воспитателей нет волшебников, которые могли бы взмахнуть палочкой – раз, два, три – и ребенок спасся. Таких просто нет и никогда не было. У нас ведь есть иерархия приоритетов: на первом месте – духовное воспитание, на втором и третьем – душевное и физическое. Однако никто не говорит, что нужно заниматься только духовным развитием. О душевной и телесной составляющей тоже нельзя забывать. Для души нужно искусство, литература, для тела – спорт, физические нагрузки. А о духовном нужно говорить, но очень дозированно и чётко, чтобы ребенок понимал, что именно духовная жизнь – сердцевина жизни вообще. Тактично и всесторонне воспитывая ребенка и подростка, мы помогаем ему сформировать личный уникальный духовный опыт, который помогает делать выбор между добром и злом, между тем, что хочется и что не хочется.

Ирина Емельянова: Необходимо вложить в малыша как можно больше, чаще говорить с ним о вере. В любом случае, диапазон возможностей у человека, вышедшего из религиозной семьи, шире, чем у того, который вырос среди неверующих людей. Первый, даже если перестанет ходить в церковь, всё равно знает образ жизни верующих и образ жизни неверующих. И в критический момент он сможет обратиться к опыту, который получен в детстве. Если у него есть такая основа, он потыкается-помыкается и, скорее всего, вернется к тому опыту, который у него уже был. Ему будет легче сделать выбор и найти траекторию.

Еще об отношениях поколений. Сегодня нередки ситуации, когда в 30 лет и даже позднее родители продолжают воспринимать своего сына или дочь как несмышлёное дитя, пытаются контролировать каждый шаг…

Отец Ярослав: Это происходит оттого, что родители видят в детях только продолжение своего «я». Нужно признать, что здесь мы сталкиваемся с чистой воды эгоизмом. Выросшие дети – это свободные личности. Конечно, мы должны заботиться о них – молиться за них, помогать им, говорить с ними. И очень важно, чтобы со своими уже выросшими детьми мы оставались в диалоге.

Ирина Емельянова: Я считаю так: если это мешает человеку, он сумеет найти возможность выйти из-под опеки родителей.

Как это сделать, не обидев? Как согласовать это с заповедью о почитании родителей?

Отец Ярослав: Конечно, молодому человеку нужно учиться разговаривать со своими родителями по-взрослому, но уважительно. Не оправдываться, если не чувствуешь вины. Спокойно сказать: «Мам-пап, я взрослый человек. Я отвечаю за свои дела, за свои поступки. Поэтому извините меня за то, что я вас как-то потревожил».

Родители действительно склонны забывать, что их ребенок меняется, растет, пересматривает взгляды на жизнь. Отсюда категоричность, ссоры, конфликты. А что делать молодому человеку? По крайней мере, пытаться доказать, что он уже взрослый. Но при этом помнить, что взрослость выражается, прежде всего, в ответственности. Если ты умеешь отвечать за свои слова, за свои поступки – значит, у тебя уже есть основание сказать родителям: «Мама, папа, я совершаю такие-то дела, отвечаю за себя, понимаю, что к этому ведет».

С другой стороны, нужно помнить, что родитель нередко имеет вполне объективные претензии к своему сыну или дочери. Он не «прикопаться» хочет, он выказывает свою озабоченность. Это важный момент, ведь родители жизнь прожили. И уважая их, надо обязательно ушки навострить и прислушаться к тому, что они говорят. Даже если раньше их замечания были несправедливы, пристрастны, может быть, на этот раз они дают добрый совет.

Ирина Емельянова: Уважать можно по-разному. Это не значит жить до старости с мамой. Но при этом мама не должна чувствовать себя забытой. Даже вот когда рождается второй ребенок, первый начинает ревновать. Что делать? А просто вот сидишь, из титьки кормишь, а старшему параллельно из ложечки – ну хоть чуть-чуть даёшь. И ты ему показываешь, что ты о нем тоже заботишься, так же, наравне. Так же и здесь. Ты живешь своей жизнью, но не теряешь связи с родителями. Обязательно находишь время прие-хать, позвонить. Каждому члену семьи в этой ситуации необходимо чувство меры и сопереживания. Вообще, в правильной, гармоничной семье такой вопрос не должен бы и возникнуть. Кому-то трудно осознать, что твой ребенок уже вырос, но все-таки здравый смысл какой-то должен быть.

Источник: Челябинские епархиальные ведомости, №5 (76) 2018г.

Добавьте свой комментарий

Просьба соблюдать правила уважительного тона. Ссылки на другие источники, копипасты (большие скопированные тексты), провокационные, оскорбительные и анонимные комментарии могут быть удалены.