Ежегодная конференция «Православие в книжной культуре Южного Урала»: с молодыми читателями разбирали взгляды философа И. Ильина

Татьяна Теточко

В марте в нашей Церкви и в нашей стране принято отмечать День православной книги. На епархиальном уровне главным событием Дня православной книги стала традиционная ежегодная конференция «Православие в книжной культуре Южного Урала», которая прошла 5 марта 2019 года в Челябинской областной универсальной научной библиотеке.

На мероприятии были затронуты важные темы для размышлений. Какую же книгу можно считать православной кроме, разумеется, священного Писания, святоотеческих и богослужебных текстов? Так ли четка и непроницаема граница между церковной и светской литературой? Испокон веков Церковь хранила и относилась с уважением к книгам, написанным людьми, по разным особенностям их жизненного пути, не вошедшими в число прославленных святых. В их числе и богословы-еретики, написавшие часть своих трудов до уклонения от истины, и государственные деятели Рима, Византии и Руси, чьи решения стали частью канонического права. Ну и, конечно, создатели философских и художественных произведений. Как писал св. Иустин Философ, «все, что сказано кем-либо хорошего, принадлежит нам, христианам».

Вообще, вопрос о праве человека на художественное творчество должен решаться исходя из того, что человек сотворен по образу и подобию Божию. Бог – Творец мира, а значит и человек может творить. «Не много Ты умалил его пред Ангелами: славою и честью увенчал его; поставил его владыкою над делами рук Твоих; все положил под ноги его» (Пс. 8: 6-8). Дело человека направлять свои свободную волю и право на творчество на служение Богу и добру. Этот вопрос затронут в философии И. А. Ильина, в частности в работе «Что такое искусство».

Определение мыслитель дает следующее: «Искусство есть служение и радость. Служение художника, который его творит и создает для того, чтобы вовлечь и нас в сослужение с собою. Радость художника, создающего и, вот, создавшего в своем произведении новый способ жизни, и подарившего нам, созерцающим, эту незаслуженную радость». Значит, художник обязан осознавать свою деятельность как служение и доставлять радость.

Ильин видит недостаток этого в современном искусстве: «Она (то есть радость) доступна не каждому; и современное человечество не ищет ее. Она родится из страдания и одоления. Не из скуки, требующей развлечения; не из пустой души, не знающей, чем заполнить свою пустоту; не из утомления и переутомления, требующего все новых раздражений и небывалой остроты. Современное человечество, и в своей массе, и в своей «элите», умеет только переутомляться, скучать и томиться от внутренней пустоты. Именно поэтому оно жаждет эффекта, занимательности и возбуждения; оно ищет шума, треска, дребезга и нервной щекотки; оно требует «возбуждающих средств» – не только от аптекаря, но и от художника. И сколько художников, – ведь они тоже сыны своего века, – идет навстречу этим поискам; сколь многие выдумывают «новое искусство» из утомленных душ; или силятся прорваться к новым, небывало острым раздражениям, чтобы дать эти раздражения толпе. Современное искусство полно душевного зуда и произвольных выдумок. Кто помышляет ныне о прекрасном, о пении из глубины, о целомудренном вдохновении, о великих видениях? Где есть ныне место для радости?» Таков горький упрек Ильина нашему времени.

Что касается понятия служения, то под ним Ильин понимает следующее: «Не спрашивайте, чему предстоит и чему служит художник… Великие русские поэты уже сказали об этом, но им мало кто поверил: все думали – «аллегория», «метафора», «поэтическое преувеличение»… Они выговаривали – и Жуковский, и Пушкин, и Лермонтов, и Баратынский, и Языков, и Тютчев, и другие, – и выговорили, что художник имеет пророческое призвание; не потому, что он «предсказывает будущее» или «обличает порочность людей» (хотя возможно и это), а потому, что через него прорекает себя – Богом созданная сущность мира и человека. Ей он и предстоит, как живой тайне Божией; ей он и служит, становясь ее «живым органом» (Тютчев): «Ее вздох – есть вдохновение; ее пению о самой себе – и внемлет художник: и музыкант, и поэт, и живописец, и скульптор»…

Таким образом, И. А. Ильиным создано представление о творчестве как об особой форме служения Богу, прославления Его, проявления пророческого дара. Также мыслитель удаляет внимание тому обстоятельству, что большое количество современных художников не соответствуют этому высокому идеалу. Любая же книга, независимо от жанра, которая этому идеалу соответствует, вполне может быть названа православной книгой.

Организаторами конференции помимо самой библиотеки выступили Челябинская епархия и Министерство культуры Челябинской области. Участниками конференции стали ученые, студенты института культуры и учащиеся Челябинской православной гимназии.

С приветствием к участникам конференции обратились митрополит Григорий, правящий архиерей Челябинской епархии, а также заместитель министра культуры региона И.В. Анфалова-Шишкина и директор библиотеки Н. И. Диская.

В работе форума приняли участие секретарь Челябинской епархии протоиерей Игорь Шестаков, руководитель епархиального отдела по взаимодействию с учреждениями культуры иерей Виктор Голубцов и литературный редактор детского православного журнала «Колокольчик» Остап Михайлович Давыдов, с докладами выступил целый ряд известных челябинских ученых и писателей. К конференции сотрудники областной библиотеки устроили две выставки: экспозицию старинных изданий «Раритеты православной книжной культуры» и витрину «Тайна православной иконописи».

Валентин Гурский

Добавьте свой комментарий

Просьба соблюдать правила уважительного тона. Ссылки на другие источники, копипасты (большие скопированные тексты), провокационные, оскорбительные и анонимные комментарии могут быть удалены.